Чем с моральной этической точки зрения отличаются моно- и пан- теизм?


Примем для простоты, что бог есть и будем исходить из этого. Монотеизм априори предполагает существование всемогущего и всезнающего бога, которому известны судьбы всех когда либо родившихся живых существ. От сюда глядя на положения вещей в мире вытекают вполне понятные выводы об его моральной этических качествах. Аргумент, что де мол нам обычным людям не понять мораль и замысел бога не работает. Мораль и замысел Чикатило или Джека потрошителя тоже понятен только специально обученным людям.

Аморальность монотеизма можно понять, если представить специально сконструированного технического бога и такая возможность разбиралась С. Лемом в книге "Осмотр на месте"

BlockquoteTyт возникает старый как мир вопрос: quis custodiet ipsos custodes? Кто станет этим Deus ex Machina, который присматривает за нашими ангелами-хранителями и который их руками печется об оптимизации Бытия, столь же справедливой, сколь совершенной? За каждым, даже самым удачным ответом на этот вопрос неизбежно прячется призрак тайновластия, и борьба пойдет за его устранение, чтобы распределение синтетических судеб было полностью децентрализованным. В переводе на язык традиционного религиоведения это означает практическую реализацию пантеизма. Тайнократа нельзя будет найти точно так же, как нельзя найти Бога, потому что он окажется повсюду одновременно. Но если в этой предустановленной гармонии что-то разладится, кто исправит ее? К тому же кто-то должен ее запроектировать и запустить в производство, и это лицо или группа лиц будут склонны самозванчески, явным или, что еще хуже, тайным образом взять себе роль Господа Бога в этом всепредставлении. Пока что говорят о поэтапном переходе от обычной этикосферы к новой, тайнопровиденциально­й. В общем, опять-таки почти как в Библии, прашустры родят шустры, шустры породят шустрины, которые положат начало следующим поколениям, вплоть до стабилизаторов-абсол­ютизаторов, своей способностью к самоисправлению и своей надежностью не уступающим стихийным силам Природы. Словом, это будет Пересотворение всего Сотворенного. Далек еще путь и усеян препятствиями, но цель уже различима, и оптимисты считают, что через каких-нибудь два-три столетия полная раефикация Люзании станет свершившимся фактом.Уже само осознание непостижимой режиссуры судеб, заявил лорд Рассел, есть катастрофа для разума и призыв к бунту. Следует опасаться, что в этом совершенно новом обществе появится тьма новых форм безумия, страдания и отчаяния. Карл Поппер согласился здесь с Расселом. Зато Фейерабенд заметил, что это, быть может, не так уж и страшно. Ибо есть кое-что не в пример худшее, чем даже тщательно дозируемое всеобщее счастье. Те не хотели с ним согласиться. Вдруг попросил слова молчавший до этого адвокат Финкельштейн. Я уговорил обоих лордов и Фейерабенда позволить адвокату высказать свою точку зрения, на что они в конце концов с неохотою согласились.— Господа, — начал Финкельштейн, — хотя я всего лишь заурядный адвокатишка с не слишком любопытной клиентурой — исключая присутствующего здесь господина Ийона Тихого — и за целую жизнь не прочитал столько умных вещей, сколько каждый из вас за один только день, мне все же хотелось бы внести и свою скудную лепту, раз уж я оказался в этой кассетной компании. Мой отец — вечная ему память — имел в Чорткове антиквариат и массу свободного времени, поэтому он читал философов и не брал в рот спиртного, за исключением пейсаховки раз в год. Во Львове выходил тогда антиалкогольный журнал «Благословенная трезвость», и один из сотрудников редакции, зная о возвышенных интересах моего отца, попросил его написать статью. Алкоголизм, ответил на это отец, дело отвратное, и лучше бы его не было. Но если даже пустить в ход аргументы самого тяжелого калибра, все равно ничего не выйдет, потому что «Благословенную трезвость» читают не пьяницы, но одни только трезвенники, чтобы утвердиться в ощущении своего превосходства, а если пьяница случайно завернет в эту газету селедку и на глаза ему попадется моя статья, он либо употребит ее сами знаете для чего, либо тут же напьется от огорчения, что поддался столь пагубной привычке. Я очень извиняюсь, но я не верю, чтобы писание таких мудрых, глубоких книг о счастье и нравственности, которые писал лорд Рассел, могло хоть одну муху спасти от обрывания крылышек. Когда я был малышом и играл у себя, мать время от времени кричала мне из другой комнаты: «Спутя, перестань»; она не знала, что я делаю, но ничего хорошего не ожидала; и то же самое можно сказать о человечестве. Оно, к сожалению, не желает переставать.

Не так дело обстоит в ведизме, где все люди и боги низших порядков являются частичными воплощениями Вишну. Таким образом все живые существа имеют в себе частичку бога и представление о добре и зле ищется не в древних откровениях (тем более, что подобная концепция предусматривает и меняющегося бога и очень многие из его положений совести прямо противоречат), а в своей совести.

Ом.

Ответы доступны после регистрации
Зарегистрироваться

Ответы:

Различия многобожия и однобожия в том, что люди, верящие во многих богов, более терпимы к другим верованиям, они могут чтить как своих богов, так и не своих, при этом не отказываясь от своих, у них нет одержимости всем и вся навязать свою веру. Они спокойно могут уживаться с представителями других вер. А однобожники считают, что только их боги и только их вера являются единственно правильными, все остальные неправильные и подлежат уничтожению. Поэтому они постоянно лезут в несвою обитель со своим уставом и всем пытаются навязать свою веру.

Многобожие - веротерпимо, а однобожие - веронетерпимо. К тому же, многобожие является древнейшим и естественным верованием различных народов и полностью соответствует духу тех народов, кои оно породило, а однобожие является неестественным (искусственным) творением отдельных личностей и куп таких личностей.

Поэтому многобожие - хорошо, а однобожие - это плохо.

саша,

все измышления не гарантируют моральности, неважно как их звать и величать.

Все это высосано из ума, из пальца и прочих запчастей.

Живая совесть не строит теорий и систем. Совсем.

Людям нужны не ментально сконструированные схемы, а живое знание.

Если у человека нет реального контакта ни с единым богом, ни с каким-нибудь богом пониже из его иерархии, то

он ориентируется на себя и окружение.

За тысячелетия истории люди не поменялись, на них не действуют измы.

Нас почти не достигают божественные силы,

на Земле - владычество сил тьмы. Вот где тайновластие.

Они толкают землян на греховное.

Зачем лезть в дебри абстракций?

Наша планета - огромное живое существо, для нас - как бог.

Земля духовно и энергетически общается со всем живым космосом.

Люди могут общаться с ней прямо, ее энергетическая структура подобна нашей.

Вся мораль заключается в том, чтобы давать. И Земля нам дает все.

А люди - только берут. Вот и аморальность.

К тому же люди душат психику планеты своими выбросами эмоциональной грязи.

Позаботиться о родной планете - вот это будет моральнее любых рассуждений.

У меня личное мировоззрение и отношение о создании реальности и о Создателях, но оно ближе именно к пантеизму.

Тем и отличается, что монотеизм разделяет творцов или творца с творениями, а пантеизм объединяет творца и творение в единое целое.

С моральной точки зрения пантеизм, по идеи, должен всех объединять, а монотеизм разъединять.